23.02.2024

(рассказ о  полном кавалере ордена Славы  Иване Михайловиче Федорове)

За окном падает мелкий и тихий снег. В просторном и светлом доме  Ивана Михайловича Федорова тоже  стоит тишина. Спят все обитатели  дома кроме хозяина.

Вот уже несколько часов Иван Михайлович сидит за столом низко  склонившись над тетрадными листками, и о чем то думает. Его  продолговатое, чуточку бледноватое лицо становится строже.

Иван Михайлович еще раз пробежал  по неровным строчкам  письма, написанным видимо юношеской рукой: «Дорогой Иван  Михайлович! К вам обращается  группа комсомольцев Гульбинеской восьмилетней школы с просьбой рассказать  о ваших боевых делах на нашей литовской  земле. И не только  об этом. Об испытаниях перенесенных в  годы войны, о вашей жизни в мирные дни. Мы создаем школьный историко-краеведческий  музей, и по этому ваше письмо будет замечательным документом тех огненных лет».

С чего начать свой рассказ? Может с  того, как он получил «боевое крещение» возле города Котельникова расположенного недалеко от Сталинграда. Тогда впервые Иван Михайлович почувствовал, что он уже не новичок на этой жестокой войне, что четыре года действительной службы не прошли зря. Тут он по настоящему понял, что значит наука ненависти. Особенно это он понял в бою за город Котельников. Гвардейцы-танкисты сражались как львы, и оказались сильнее фашистских «тигров» и «фердинандов».

Как сейчас  Иван Михайлович видит грозовое, мутноватое небо и содрогающуюся от тяжелых взрывов приволжскую землю. И его танк двигающийся в числе первых. В этом бою  немецкий снаряд попал в бортовую  передачу. И танк вышел  из строя.  Временно экипаж  танка остался без боевого «коня».

А может  поведать литовским комсомольцам  о другом бое  возле местечка Маслопристань на Харьковском направлении?

…Танки шли  друг за другом. У маленькой  безвестной речушки остановились для короткой передышки. И здесь-то вплотную столкнулись с шестью немецкими   «тиграми». Быстро сориентировались. И когда фашистские танки  подошли к мостику, открыли огонь. Уйти не удалось ни одному.

А может литовским  комсомольцам  интересно узнать про бой за Борисов на  Минском направлении, где  танк Федорова также шел  «в первом эшелоне»?
 …Снова незнакомая река. Мост взорван. Нужно переправить людей и технику на другую сторону. Мощный обстрел двумя неприятельскими батареями и авиацией затруднил переправу. И тогда танковый взвод, в котором служил Федоров, получает оперативное задание: уничтожить вражеские батареи. Через полчаса все стихло. Вмятые гусеницами в землю кругом валялись трупы немецких артиллеристов, торчали немые жерла орудий.  А потом было сражение за Минск, за которое гвардейская танковая бригада, в которой служил он, старший сержант Федоров, получила название «Минская». И, наконец, бои за Вильнюс, Шауляй…

Иван Михайлович подвигает  чистый лист бумаги, берет ручку и быстро начинает писать, но не о том сразу, что жаркими были бои на литовской земле, а о мужестве и стойкости тысяч советских солдат, о том, что его поколению, выражаясь словами Маяковского, пришлось «диалектику изучать не по Гегелю…», о том, что все эти кровавые смертельные схватки были «не ради славы, а ради жизни на земле». Жизни счастливой, радостной, полной.

Мысли текут быстро и ярко. И, когда Иван Михайлович опи­сывал «боевые рейды» по насе­ленным пунктам Литвы, то его сердце бьется снова тревожно. И ему сильно захотелось хоть несколько минут побывать в тех краях, которые «пядь за пядью» отвоевывались у врага в годы войны. Вспомнился еще одни эпизод. О нем непременно должны знать те, кому сейчас восемнадцать — двадцать пять лет.

…Советские танки в боевом порядке шли к узловой желез­нодорожной станции. В голове колонны по-прежнему шел танк, в котором находился механик-водитель Федоров, а рядом —- командир батальона капитан Федоров—однофами­лец. Танкистам заранее было известно, что немцы в этом ме­сте  поставили прочный заслон советским войскам.

Продвигались по лесным проселкам. И вот впереди показался аэродром, а дальше — шоссейная дорога, а по ней—мощная длинная вереница фашистских грузовиков с боеприпасами, солдатами. Послышалась команда: «По головным машинам, огонь!» Раздались залпы, взрывы. Все вокруг озарилось багровым пла­менем. Задние грузовики налетали на передние и взлетали в воздух. В этом бою было уничтожено около 700 грузовиков. После этого памятного боя ме­ханик-водитель танка Иван Ми­хайлович Федоров был награжден орденом Славы I степени, — третьим орденом Славы и стал кавалером этих орденов, а его однофамилец, славный ком­бат — стал Героем Советского Союза.

И еще о многом пишет Иван Михайлович литовским комсо­мольцам. О том, что боевой по­ход он закончил в Берлине, а потом вернулся к мирному со­зидательному труду. Какое ве­ликое счастье — создавать. И он поведал своим новым друзь­ям о том, что уже несколько лет возглавляет бригаду колхоз­ных строителей. Их руками воздвигнуто несколько ферм, клуб, школа. А сейчас к 50-летию Советской власти соору­жается коровник на 200 голов. Сообщил Иван Михайлович и о том, что подрастают и набираются сил его дети. Геннадий работает в колхозе. В этом году уходит в армию. Есть у парня мечта служить в бронетанковых войсках. Дочь Тамара после медицинского училища работает в Тутаевской поликлинике, а самая старшая девятнадцатилетняя Маргарита после одинадцатилетки по комсомольской путевке уехала в Сибирь на стройку.

Жизнь продолжается. И в строй созидателей встали Федо­ровы —младшие.

Далеко за полночь Иван Михайлович ставит последнюю точ­ку. Но не торопится запечаты­вать письмо в конверт. Он вы­ходит на заснеженное крыльцо и полной грудью вдыхает мо­розный воздух. Нет, он не от­правит это письмо завтра. Он еще напряжет свою память и вспомнит еще интересные эпи­зоды войны, о которых долж­на знать наша молодежь. А по­том и отправит…

На снимке: И. М. Федоров с сыном.

Р. Зражевский. Деревня Фефелово, колхоз «Трудовая армия».

Газета «Знамя Ильича» 22 февраля 1967 г.

Добавить комментарий