23.02.2024

Пережитое /1917 год в городе Тутаеве/

1 минута чтение
Воспоминания Михаила Павловича ЛАВОЧКИНА, Председателя первого Совета солдатских депутатов
Воспоминания Михаила Павловича ЛАВОЧКИНА, Председателя первого Совета солдатских депутатов
Михаил Павлович ЛАВОЧКИН, Председатель Совета солдатских депутатов, 1917 г.

Будучи солдатом, мне довелось летом 1917 года быть в Петрограде и участвовать там в июньской и июльской демонстрациях.

4-го июля на Литейном проспекте произошла горячая перепалка между нами, демонстрантами и наскочившим казачьим эскадроном. В тот же день я видел как на Невском проспекте, у Гостиного двора провокаторы открыли стрельбу по демонстрантам, которые оставили на мостовой убитых и раненых. Велики были гнев и ненависть демонстрантов к контрреволюционным силам, но выполняя наказ большевистской партии строго сохранять мирный характер демонстрации, рабочие и солдаты не поддались на провокацию.

Вскоре после июльских событий, находясь в трехмесячном отпуске по болезни, я уехал на свою родину в деревню Хмельничное, Романово-Борисоглебского уезда, а в первых числах августа м-ца 1917 года был признан годным к военной службе и оставлен при Управлении Романово-Борисоглебского уездного воинского начальника.

Империалистическая война и революция внесли большие изменения в тихую жизнь уездного города Романово-Борисоглебска. Сюда прибыли эвакуированные из Польши учреждения: управление Бельского уездного воинского начальника, Гостынинская мужская гимназия, появился пункт для австрийских военнопленных. Существовал при фабрике Льняная мануфактура Совет рабочих депутатов, в котором в августе 1917 года было засилье меньшевиков и эсеров.

Романовская буржуазия: фабриканты, помещики, торговцы крупные и мелкие, реакционные чиновники и деревенское кулачество на чем свет стоит ругали большевиков и призывали расправляться с ними, и в один голос кричали: “Война до победного конца”.

Местные власти готовы были любыми средствами расправиться с большевиками, в этом им старались усердно помогать меньшевики и  эсеры /Протопопов, Синицын и др./, работавшие на фабрике и занимавшие ответственные посты в городской и земельной управах.

Но не удалось врагам революции разгромить большевиков – мешала им существовавшая на фабрике Льняной мануфактуры в трудных условиях того периода партийная организация большевиков, секретарем которой был старый большевик-подпольщик ПАНИН Н.Н., с которым я познакомился в октябре месяце 1917 года.

Происходящие в стране события сильно волновали и нас –  солдат, мы знали, что на фронте свирепствуют полевые суды и смертная казнь, а 3-го августа Главнокомандующий генерал Корнилов потребовал смертной казни и в тылу. Каждый день в Управление воинского начальника прибывали из военных госпиталей раненые и больные солдаты. Искалеченные направлялись домой по чистой отставке, а раненые и больные в отпуск на разные сроки. Они рассказывали подробности провала июньского наступления на Фронте говорили, что на фронте недостаток патронов, снарядов, винтовок и артиллерии, что солдаты устали и не хотят продолжать империалистическую войну. Вновь признанные годными к военной службе, по окончании отпуска, просили не направлять их на фронт, а оставить служить в Романове-Борисоглебске,

Первая страница машинописных воспоминаний М. П. Лавочкина “ПЕРЕЖИТОЕ / 1917 год в гор. Тутаеве/”

Одним из памятных событий бурного и грозового 1917 года был разгром контрреволюционного корниловского мятежа в августе 1917 года. В те дни по призыву ЦК партии большевиков борьба против Корнилова развернулась по всей стране. На Фронте и в тылу создавались ревкомы и штабы по борьбе с корниловщиной,

Рабочие вооружались. В Романове на Фабрике Романовской льняной мануфактуры в эти дни при комитете РСДРП/б/ красногвардейский отряд /рабочая дружина/ значительно вырос. Красногвардейцы требовали направить их под Петроград на борьбу с Корниловым. Оживленно обсуждались происходящие события и среди солдат Романовского гарнизона. По инициативе группы товарищей в казармах мы провели собрание, разъясняя солдатам, что генерал Корнилов хочет задушить революцию и восстановить в России монархию. Большинство солдат стояли за разгром Корнилова. Раздавались среди них голоса: отправляйте нас под Петроград на борьбу с Корниловым. Вскоре мы получили сообщение, что рабочие, солдаты и матросы Петрограда, руководимые большевистской партией, разгромили корниловщину.

В дни корниловщины в огромную силу выросло влияние большевистской партии на массы и сильно упало влияние пособников контрреволюции меньшевиков и эсеров.

У нас в казармах по требованию солдат в сентябре м-це были проведены перевыборы солдатского комитета. В новый состав комитета вошли товарищи, активно выступавшие за разгром генерала Корнилова. Среди избранных в комитет были: т. ЮШКОВ А.А. –  уроженец Тотемского  р-на, Вологодской обл.; т. ВДОВИН Яков – уроженец Горьковской обл.; т. СУДАКОВ В., СМИРНОВ и ЛАВОЧКИН М. – уроженцы Романовского уезда. Председателем комитета избрали меня.

В октябре м-це 1917 года, как я говорил выше, я познакомился с Н.Н. ПАНИНЫМ, работавшим на фабрике Романовской льняной мануфактуры. Он спросил меня о настроении солдат и какая у нас в казармах ведется разъяснительная работа среди солдат, кто ведет работу. Я подробно рассказал ему обо всем. Узнав, что я недавно прибыл в Романов из Петрограда и что являюсь председателем солдатского комитета, Н.Н. ПАНИН сказал мне: “Вы, солдаты, готовьтесь в более серьезным событиям, будьте вместе с нами, большевиками, не поддавайтесь на провокацию”. ПАНИН рассказал мне о VI- съезде партии большевиков и о манифесте съезда, призывавших рабочих, солдат и беднейшее крестьянство готовиться в новым битвам.

Узнав об этом, солдатский комитет стал пополнять свои ряды за счет большевистски настроенных солдат, которые приходили к воинскому начальнику по окончании отпусков. Их мы зачисляли в караульную команду.

Из деревень все чаще поступали сообщения о захвате крестьянами помещичьих земель. Первый такой случай произошел в Шаготской волости, где председателем земельного комитета был П.Ф. Молебников.

В конце октября м-ца рабочие фабрики пригласили нас, солдат, приехать на правую сторону Волги в народный дом, где должен состояться рабочий митинг. Они сказали нам: “Послушайте, что говорят рабочие и сами выступите”. Мы поехали на митинг группой 5-6 человек. Когда на трибуне появился оратор, спрашиваем, кто это? Сказали, что это эсер Протопопов. Говорил он о текущих событиях, о положении со снабжением рабочих Фабрики. Защищал Временное правительство, ругал большевиков.

Но в зале после выступления этого оратора поднялся шум, возгласы: долой предателей меньшевиков и эсеров. Под эти возгласы и закончил свое выступление Протопопов.

Выступали другие ораторы, потом выступил ПАНИН Н.Н. Его слушали внимательно, аплодировали. Закончил он свое выступление большевистским лозунгом: “Вся власть Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов”.

Мои товарищи толкают меня в бока и говорят: “Выступай, Лавочкин”. Беру слово, выступаю. Сказал немного, заверил собрание, что солдаты гарнизона будут вместе с рабочими бороться за власть Советов.

Настроение у всех было приподнятое, подъем революции с каждым днем нарастал.

Первые сообщения о вооруженном восстании в Петрограде, о свержении Временного правительства и переходе власти в руки Советов мы получили от работников городской почтово-телеграфной конторы, которые, несмотря на реакционные настроения начальника почтовой конторы, охотно сотрудничали с нами. Затем получили сообщение из Ярославля, что в Москве власть тоже перешла в руки Советов, а вскоре стало известно, что и в Ярославле образована советская власть.

Помню, собрались мы, члены солдатского комитета и стали обсуждать с чего нам начинать, чтобы приступить к организации у себя в городе советской власти. Решили созвать гарнизонное собрание солдат, выбрать Совет солдатских депутатов и связаться с Советом рабочих депутатов, который находился при романовской фабрике.

Только это мы разошлись со своего заседания, как мне ребята говорят: “Тебя спрашивает товарищ с фабрики”. Выхожу и вижу Н.Н. ПАНИНА. Поздоровались с ним. Он, улыбаясь говорит: “Пришел помогать” и показывает мне мандат ярославского губкома партии большевиков, который уполномочивает Н.Н. ПАНИНА организовать в городе Романове-Борисоглебске и уезде советскую власть. Мы очень обрадовались приходу ПАНИНА к нам в казармы. Вместе с ним решили в этот же день собрать всех солдат гарнизона для выборов Совета солдатских депутатов. Действовали оперативно, по-военному и к вечеру в казармах воинского начальника было полно народа: собрались солдаты караульной роты военнопленных, караульной команды и управлении двух воинских начальников: Романов-Борисоглебского и Бельского. На собрании Н.Н. ПАНИН рассказал солдатам о происшедших исторических событиях в Петрограде и о том, что по всей стране власть переходит в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Выступавшие солдаты горячо приветствовали социалистическую революцию, Совет Народных Комиссаров во главе с В.И. ЛЕНИНЫМ  и заверили большевистскую партию и Советское правительство, что будут стойко защищать советскую власть.

Избрали Совет солдатских депутатов, в который вошли т.т. ВДОВИН Яков, ДЫЛЕВ Дмитрий, ДАНИЛОВ, ЛАВОЧКИН, СНАРСКИЙ, ЮШКОВ и др. Председателем Совета был избран ЛАВОЧКИН М.П., секретарем Совета – ЮШКОВ А.А.

Н.Н. ПАНИН дал указание, что мы должны делать и с чего начинать. Надо действовать решительно Совет рабочих депутатов находился в то время на правой стороне Волги, при фабрике, и в нем не мало было меньшевиков и эсеров /Протопопов, Синицын, Кузнецов и другие/, а на левой стороне реки были все административные учреждения, в которых еще сидели ставленники Временного правительства. Председателем городской управы являлся меньшевик ПРОТОПОПОВ. Враги революции распускали по городу всевозможные провокационные олухи. Совет солдатских депутатов решил выпустить обращение к населению города. Составили и понесли печатать в типографию, находившуюся в то время на базарной площади, в доме купца Бабушкина. Рабочие типографии, узнав в чем дело, охотно согласились быстро напечатать и через один час обращение было готово и быстро расклеено по городу.

В обращении к населению кратко сообщалось о происшедших событиях в Петрограде и что повсеместно в стране власть переходит в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Советская власть пришла и в город Романов-Борисоглебск. Население призывалось сохранять порядок и спокойствие, не поддаваться на провокационные слухи, распространяемые контр-революционными силами. Работники всех городских учреждений призывались оставаться на своих местах и продолжать работу. Обращение подписал председатель Совета солдатских депутатов города Романово-Борисоглебска числа 15 или 16 ноября 1917г. Этот интересный для нашего времени документ, возможно, историки и найдут в архивах г. Ярославля. Обращение это срочно было послано во все волости Романово—Борисоглебского уезда.

На другой день к нам в казармы повалил народ с жалобами, спрашивают где Совет солдатских депутатов? Выходим, спрашиваем в чем дело, товарищи? Городские жители заявляют, что в булочных хлеба нет. Крестьяне жалуются на городскую управу, которая реквизировала на базаре у крестьян возы с сеном и реквизируют скот. Когда мы выслушали всех, то картина для нас стала ясна: явный саботаж и провокация со стороны врагов революции. Одеваемся и идем в городскую управу, спрашиваем: почему нет в продаже хлеба? Почему управа занимается реквизицией у крестьян сена и скота? Отвечают на счет хлеба: узнайте у хозяев пекарен, а сено нужно для городского конного обоза и лошадей пожарной команды.

Реквизицию отменяем, даем указание работникам управы покупать у крестьян сено и скот. Пошли в пекарни, произвели обыск – мука везде имелась. Именем революции приказали немедленно выпекать хлеб, будете саботировать – арестуем. Назначили своих представителей в пекарни для контроля. Вскоре хлеб появился в продаже.

Вечером, часов в 10 слышим в городе стрельба, выбегаем на улицу, выстрелы раздаются со стороны уездного казначейства. Ну думаем – налет на казначейство, берем в казармах винтовки, бежим к казначейству, стучимся, выходит перепуганный сторож. Спрашиваем: все ли в порядке? Говорит: у меня все в порядке, а вот на улице кто-то стреляет. Идем в милицию, которая помещалась рядом с казначейством, там застаем одного дежурного милиционера. Стрельбу он слышал а кто стрелял – не знает. На улице темно, фонарей не было. Мы поняли, что стреляли провокаторы» хотели создать в городе панику. Возвращаемся в казармы, вызываем начальника караульной команды и приказываем послать на ночь по городу патруль солдат. С этого дня Совет солдатских депутатов ежедневно стал высылать в город военный патруль для охраны порядка.

Помню была в городе организация называвшаяся комитет общественной безопасности, но ей мы не могли доверить защиту революции, так как в большинстве своем она состояла из людей, враждебно настроенных к советской власти.

На другой день народу в Совет солдатских депутатов явилось еще больше. Думаем, надо Совету выбираться из казарм в другое помещение, что вскоре мы и сделали, заняв купеческий клуб на Александровской /теперь Ленина/ улице, впоследствии там находился дом крестьянина.

Приходили к нам с всевозможными жалобами на неправильные действия работников городских учреждений, учителя жаловались на городскую управу, что не дает дров для школы. Видим, что тут явный саботаж. Принимаем меры.

Крестьяне обращались с жалобами и с вопросами. Одни говорят: мельник закрыл мельницу, куда теперь везти зерно на помол? Другие спрашивают: как поступить с сельскохозяйственным инвентарем и со скотом в помещичьих усадьбах. Тут же  совещаемся, решаем и даем советы. Если мельник завтра не пустит в ход мельницу, возьмите представителя волисполкома, составьте опись и забирайте мельницу в свои руки. На инвентарь составьте опись, уберите его, весной он пригодится деревенской бедноте и т.д. Каждый день возникали все новые вопросы, с которыми раньше мы никогда  не встречались, К нам приходили, как к представителям советской власти, за помощью. Надо было решать и давать толковый ответ. Тут не скажешь: приходите завтра.       

Немало было и провокационных вопросов со стороны местных торговцев и деревенских кулаков, надо было и им ответить, чтобы второй раз не вздумали обращаться с подобными вопросами.

События в те дни развивались быстро. Во все учреждения города Советом были посланы свои уполномоченные – комиссары. По-разному там встретили представителей новой власти. Были случаи саботажа, раздавались заявления: не хотим работать с большевиками и т.п. Но такие заявления исходили от наиболее реакционных представителей старого уездного чиновничества, в массе же  своей служащие учреждений города, включая и учительство, вполне сочувственно были настроены к советской власти и с первых дней Октябрьской революции активно включившись в работу, помогали нам создавать новый аппарат советского государства. Нельзя не вспомнить сегодня т. КРУГОВХИНА А.П. работавшего в то время в земельной управе и активно помогавшего нам укреплять советскую власть.

Вместо сбежавшего начальника городской милиции, ярого контрреволюционера, Советом был назначен первым начальником милиции при советской власти старший милиционер тов, КОМАРОВ Н.Н, который, будучи в то время беспартийным, сочувственно относился к большевикам и советской власти. Все указания Совета по поддержанию в городе порядка и по борьбе с провокаторами и контрреволюционными элементами выполнял добросовестно и решительно. Впоследствии начальником милиции был назначен коммунист тов. ВОЛОСТНУХИН.

Вся работа Совета солдатских депутатов направлялась партийной организацией большевиков. Числа 20-го ноября партийная организация решила созвать заседание Совета рабочих, солдатских депутатов с участием представителей из волостей по вопросу о созыве первого уездного съезда рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Во все волости были посланы об этом извещения и 25-27 ноября в Романове в земельном отделе впервые происходило довольно многочисленное и бурное заседание. Всех присутствующих затрудняюсь вспомнить, назову тех кто сохранился в памяти – это рабочие: ПАНИН Н.Н. СТЕПАНОВ В.,  РУДАКОВ, БОЛОТОВ, КУЗЬМИН, ГОЛУБEB, СТУПНИКОВ Александр, УШАКОВ, ШАРОВ, КУЗНЕЦОВ, ТРОФИМОВ /последние двое – эсеры/, солдаты: ЮШКОВ, ЛАВОЧКИН, СНАРСКИ. МИХАИЛОВ В., от Шаготской волости, КОНОНОВ. Д., от Рыжиковской волости и многие другие. От половины волостей вовсе не было представителей на этом заседании. Председательствовал на заседании ЛАВОЧКИН, секретарем – ЮШКОВ,

Доклад о положении в стране сделал Н.Н. ПАНИН. О созыве первого уездного съезда Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов доложил ЛАВОЧКИН М.П.

Заседание было очень бурным. Товарищи, прибывшие из деревни, в числе их были бедняки и середняки, говорили, что там все сильнее разгорается борьба с кулаком. Кулаки забрали силу, засели в кооперации, захватывают отобранную у помещиков землю. Грозятся расправиться с советчиками. Просили о помощи. И город помогал деревне. Советом рабочих и солдатских депутатов были посланы во все волости свои представители для организации выборов в волостные Советы и выборов представителей на первый уездный съезд Советов рабочих, солдатские и крестьянских депутатов».

На этом же заседании был избран новый председатель Совета рабочих и солдатских депутатов т. ПАНИН Н.Н., секретарем – т. ЮШКОВ А.А. Назначены были заведующие отделами Исполкома, а в отдельные учреждения назначены были комиссары. В городскую управу коммунист Т. СТЕПАНОВ, начальником уездной милиции коммунист т. ВОЛОСТНУХИН. ЛАВОЧКИН – комиссаром уездного казначейства.

В конце декабря 1917 года в Тутаеве состоялся первый уездный съезд Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Левым эсерам здесь повезло благодаря тому, что крестьяне здесь были представлены в большинстве – кулаками, председателем уездного исполкома был выбран эсер Антонов.

В этот период классовая борьба в городе и деревне все более и более обострялась. Очередной, задачей являлась борьба за упрочение советской власти. Но эсеры явно саботировали все мероприятия советской власти и поэтому этот состав был переизбран. Председателем Совета был избран П.Н. ПАНИН – старый большевик.

После Октябрьских дней Романовская партийная организация росла за счет принимаемых в партию рабочих, крестьян-бедняков и середняков, активно участвовавших в борьбе за советскую власть, а также за счет демобилизованных из армии солдат- большевиков. В числе их в парторганизацию прибыли т.т. Арсений ЛЕБЕДЕВ, А. ЛОХАНИН, ИОНИТ и др. В марте 1918 года прибыли коммунисты т.т. ШАШКИН и ВАСИЛЬЕВ впоследствии погибшие в борьбе с врагами советской власти, а в апреле прибыл М. И. ЛЕБЕДЕВ – старый революционер-коммунист, который был впоследствии командиром Романовского красногвардейского отряда, участвовавшего в подавлении эсеро-белогвардейского мятежа в г. Ярославле летом 1918 года и в ряде волостей, в той числе и Шаготской волости, потом он был председателем ярославской ГубЧК.

Михаил Павлович ЛАВОЧКИН и Михаил Иванович ЛЕБЕДЕВ.

В марта 1918 г. добровольно вступил в рады вновь формируемого батальона Красной Армии И.П. ТУТАЕВ, впоследствии погибший под Ярославлем. Тутаевцы хорошо помнят и чтут память тех, кто погиб в борьбе за власть Советов.

М. Лавочкин – член КПСС с 1918 года /январь мес./ В настоящее время директор Московской городской справочно-информационной конторы “Мосгорсправка”. 19 ноября 1957 года.


КРАТКАЯ АВТОБИОГРАФИЯ
ЛАВОЧКИНА Михаила Павловича, рождения 1894 года, уроженца Ярославской области, Тутаевокого района, деревни Хмельничное.

Трудовой стаж с 1906 года. С января м-ца 1915 года служил в царской армии, последнее воинское звание – старший унтер-офицер.

В марте 1917 года, находясь на военной службе, был избран председателем солдатского комитета витебских интендантских складов Двинского военного округа.

С августа м-ца 1917 года служил в Управлении уездного воинского начальника гор. Романово-Борисоглебска / ныне город Тутаев/ Ярославской области.

После Октябрьской революции, в ноябре м-це 1917 года был избран председателем Совета солдатских депутатов гор. Романово- Борисоглебска, затем там же членом Уездного Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Не будучи формально членом большевистской партии, начиная с лета 1917 г. шел вместе с большевиками и проводил в работе большевистскую линию.

В партию большевиков вступил в январе 1918 года.

В декабре м-це 1918 г. уездным комитетом РСДРП /большевиков/ был мобилизован на Северный фронт.

Военным Советом фронта я был назначен военным комиссаром Главного палевого казначейства Северного фронта, а затем Западного фронта / гор. Смоленец/.

В июле м-це 1919 года был направлен в Политуправление ХII армии /гор. Киев/ и назначен там военным комиссаром снабжения 9-й кавалерийской дивизии, а затем и начальником снабжения дивизии.

В мюле 1920 г. был направлен в Первую конную армию в распоряжение Чусоснабарма армии в гор. Житомир, где получил назначение председателем трофейной комиссии 14 кав.дивизии I-й конной армии.

В конце июля м-ца 1920 г., прибыв в гор. Дубно и получив инструктаж, направился в 14-ю кавдивизию, штаб которой находился в селе Демидовка. Явился к начдиву 14-й тов. ПАРХОМЕНКО А.Я., который уже знал, что в дивизиях Первой конной армии создаются трофейные комиссии. Принял очень тепло, расспросил, когда я вступил в партию, где работал и предложил немедленно приступить к организации трофейной комиссии.

В распоряжение трофейной комиссии было выделено все необходимое, люди, повозки верховые, лошади и выдано оружие. Приказом по дивизии во всех полках и эскадронах дивизии были выделены бойцы, ответственные за учет трофейного имущества, с которыми дивизионная трофейная комиссия держала тесную связь, насколько этому позволяла военная обстановка.

В штабе дивизии часто приходилось иметь дело с нач. оперативного отдела штаба тов. Савицким, который, несмотря на занятость своей работой, всегда находил время выслушать председателя трофейной комиссия.

Простояв несколько дней в селе Демидовке, штаб дивизии вынужден был срочно перебраться в другой пункт, получив об этом приказ,  мы немедленно прибыли к штабу дивизии. Недалеко от села слышна была пулеметная и ружейная перестрелка. Дорога, по которой мы должны были выезжать из села Демидовки, проходила мимо дома, в котором находился штаб дивизии. Здесь образовалась пробка из-за большого скопления обоза, а белополяки, перейдя речку, вышли на опушку леса и стреляют по нашим цепям. Эскадрона два одного из полков, стоявших в Демидовке, были брошены в обход полякам. Помню как сейчас, тов. Савицкий, выйдя из штаба дивизии, подал команду: всем, кто имеет винтовки, сойти с повозок и коней, рассыпаться в цепь и открыть огонь по белополякам. Это распоряжение было выполнено, рассылались в цепь и повели ружейную перестрелку с белополяками, цепь которых выходила из леса. Перестрелка длилась недолго, так как на поле между нашей цепью и польскими солдатами появился наш броневичок и начал поливать по легионерам из пулеметов. Тогда последовала команда всем по коням и повозкам и мы со штабом двинулись быстро по дороге от Демидовки.

Михаил Павлович ЛАВОЧКИН на службе в Первой конной армии

Вместе со штабом 14-й кавдивизии трофейная комиссия прошла большой и длинный путь: Демидовка, Берестечко, Радехов и далее почти до Львова, а затем Замостье, Луцк и поход на Врангеля.

В боях с белополяками 14-я кавдивизия взяла немало трофеев: орудия, пулеметы, винтовки, снаряды, патроны и разное обозно-вещевое имущество, все это учитывалось. Часть годного передавалась на месте в отдел снабжения дивизии, а остальное отправлялось в тыл. Обо всем учтенном трофейном имуществе сведения сообщались в Армейскую трофейную комиссию.

Назову нескольких товарищей, с которыми наиболее часто приходилось встречаться по работе: Чусоснабарм 1-й конной тов. МУСТ, тов. ГОНЦОВ – председатель армейской трофейной комиссии, тов. ЛАВРОВСКИЙ Борис Вячеславович – представитель армейской трофейной комиссии при полевом штабе армии, тов. КРАПИВИН – начснаб 14-й кавдивизии, тов. ЛЕЙТИС – председатель трофейной комиссии 6-й кавдивизии и многие другие.

После польского фронта я находился в гор. Екатеринославе в распоряжении Чусоонабарма 1-й конной. Там пришлось всем пережить тяжелую утрату: трагически погиб несгибаемый большевик-ленинец, прославленный начдив 14-й кавдивизии товарищ ПАРХОМЕНКО А.Я.

В октябре м-це 1920 года приказом Чусоснабарма I-й конной армии была создана комиссия по ревизии армейских складов. В состав комиссии входили представители: от управления начальника снабжения армии, от РКИ, Ревтрибунала и Особого отдела армии. Председателем комиссии был назначен ЛАВОЧКИН М.П. Было обревизовано несколько армейских складов, выявленное неучтенное имущество приходовалось.

В 1921 году после перехода I-й конной армии на Кубань и Ставропольщину я был направлен в 4-ю кавдивизию для учета военного имущества в частях дивизии, где пробыл до ликвидации трофейных  комиссий, после чего в сентябре м-це I921 года был откомандирован  в гор. Москву в распоряжение Чусореспублики.

Из РККА демобилизован в 1926 году.

Публикация в газете КОММУНАЛЬНЫЙ РАБОТНИК от 13 сентября 1947 г.. о награждении М.П. ЛАВОЧКИНА орденом Трудового Красного Знамени.

В период с 1926 по 1966 год работал: в системе Наркомвнешторга, председателем Райисполкома, зам. директора научно-тракторного института и начальником Мосгорсправки с 1934 года по настоящее время.

 /ЛАВОЧКИН М.П./

18  мая 1966 г.

Общественное движение “За Тутаев” выражает благодарность Дмитрию Соколову правнуку Михаила Павловича за предоставленные для публикации материалы.

Добавить комментарий